Вы здесь

Почему Путин пощадил Маккейна?

Российский премьер не стал ворошить скелеты в шкафу неистового сенатора

Во время традиционной "прямой линии" Владимир отвечая на вопрос зрителя: "Ваш друг, американский сенатор Маккейн через твиттер предрекает Вам судьбу Муаммара Каддафи. Это пустая угроза или реальный план Запада"? отметил, ко всему прочему, что "Господин Маккейн, как известно, попал в плен во Вьетнаме и просидел не просто в тюрьме, а в яму его посадили. Он просидел там несколько лет. У любого человека крыша съедет, поэтому чего там еще говорить".

Однако, дело в том, что Маккейн, находясь во вьетнамском плену ни одного дня не провел в яме. И этого Владимир Путин просто не мог не знать.

Напомним, что когда Джон Маккейн пытался реализовать свои президентские амбиции, в ветеранском движении США возникла организация "Ветераны Вьетнама против Джона Маккейна", участники которого обвинили политика в предательстве во время его нахождения во вьетнамском плену.

Организация направила по почте избирателям в штате Южная Каролина листовку, в которой утверждает, что кандидат-республиканец "повернулся спиной к соратникам-военнопленным, чтобы спасти собственную шкуру".

Выпрыгнувший с парашютом Маккейн получил серьезные травмы и был захвачен в плен. В листовке утверждается, что на четвертый день плена Маккейн согласился в обмен на медицинскую помощь передать вьетнамцам информацию военного характера.

При этом в листовке приведена ссылка на собственные слова Маккейна об этом, сказанные им в интервью американскому еженедельнику в 1973 году. Сообщая, что Маккейну была оказана медицинская помощь во вьетнамском госпитале, недоступном для других американских военнопленных, авторы листовки утверждают, что именно в этот момент власти Северного Вьетнама узнали, что отец сбитого летчика адмирал Джон Маккейн должен был стать главнокомандующим всем тихоокеанским флотом США и что вьетнамская пресса после этого со ссылкой на показания Маккейна-младшего сообщила подробности боевой операции, в которой он участвовал.

После шести недель в госпитале Маккейн был возвращен в лагерь для американских военнопленных, сообщается в листовке, авторы которой утверждают, что в 1993 году во время посещения Ханоя Маккейн "просил вьетнамцев не предавать гласности никакие документы, имеющие отношение к возвращенным американским военнопленным".

Что это было - случай "черного пиара", столь типичного для избирательных кампаний или справедливое обвинение?

Попробуем разобраться.

Джон Маккейн был типичным "сыночком" - сыном и внуком двух четырехзвездных адмиралов - тоже Джонов Маккейнов. Юный Джонни - как звали в семье будущего сенатора, с детства не блистал способностями, более того, обращаясь к его жизненному пути приходишь к мысли, что его "крыша съехала" задолго до Вьетнама, если она, вообще у него когда-то была. Связями папы - адмирала, и имиджем героического деда Джонни всё-таки дотянули до диплома, он был 895-м из 899-ти выпускников Морской Академии, но зато получил очень престижное распределение - стать морским пилотом. Это те, которые взлетают с авианосцев, самые сливки морской аристократии. На морского пилота надо было учиться ещё два с половиной года, но уже в офицерском звании.
Он, мягко говоря, не был лучшим учеником, но летать все-таки выучился, хоть и не без потерь. Тренируясь в Техасе он утопил свой самолёт в заливе, но сумел выбраться из него и выплыть на поверхность. Самолёт угробить, не лыжи поломать, папе пришлось привлечь знакомого адмирала, чтобы замять эту историю. Но это было ещё не самое худшее.

После окончания лётной школы его распределили в Средиземноморскую группу, где он умудрился "отличиться", вторгнувшись в воздушное пространство суверенного государства, летая над южной Испанией, недалеко от Гибралтара.

Тут дело вышло куда серьезнее, чем просто угробленный самолет. Папе надо было замять международный инцидент. Европейские газеты писали об адмиральском сынке, американцах, ведущих себя совершенно неуважительно, и тому подобное. Но папа справился, дело замяли и Джонни как раз поспел домой к Карибскому кризису. А там и Вьетнам начался... Молодой Маккейн какое-то время служил адьютантом у некоего адмирала, а потом его послали в Миссисипи лётным инструктором при военном аэродроме имени Маккейна - его деда.

Аэродром и прилегающий к нему посёлок Меридиан находились в Богом забытом уголке американского юга, без каких-либо развлечений. Поэтому Джон брал время от времени самолёт, чтоб смотаться, скажем, в Филадельфию немного развеяться. В декабре 1965 он навещал своих родителей в Филадельфии и на обратном пути грохнул свой самолёт где-то в Вирджинии, к счастью, в ненаселённой местности. Сам он благополучно катапультировался. После этого он решил проситься во Вьетнам.
Но самое главное было впереди. Джонни рос, росла его квалификация, и следующей его жертвой стал не только самолет, но и за компанию целый авианосец. "Форрестол" на котором он служил, вспыхнул как спичка, после ракетного залпа, который Джонни произвел из своего самолета прямо на палубе - так ему не терпелось вступить в бой с проклятыми "комми".

В результате штурмового удара лихого адмиральского сынка погибли полторы сотни моряков, сотни получили ранения и ожоги, уничтожена уйма самолётов на палубе и сам авианосец был на год выведен из строя! Сам же Маккейн был немедненно эвакуирован и переведён, от греха подальше, на другой авианосец. Где он вскоре, во время боевого вылета, к огромному облегчению ВМФ США был сбит советской ракетой, и на пять с половиной лет выбыл из строя.
После возвращения в США, врачи и физиотерапевты сказали, что он не сможет больше летать. Джонни им не поверил, справедливо предполагая в этом диагнозе происки недоброжелателей, стремящихся закрыть ему "путь в небо". Не поверил и поднял самолёт в воздух. На этот раз он катапультировался уже без переломов. Опыт есть опыт.

Таким образом, за время своей службы он уничтожил четыре своих самолета (не считая 21 самолет, сгоревший при пожаре на "Форрестоле") и нанес тяжкие повреждения авианосцу (оцененный ущерб -75 миллионов долларов без стоимости самолетов). Не дешево обошлись США родительские чувства четырехзвездного адмирала! Так что не стоит удивляться что немедленно после папиной смерти Джона Маккейна отправили в отставку в скромном звании капитана.

Впрочем, вернемся к вьетнамскому плену. Предпринимая в отношении Северного Вьетнама военные действия, Америка войну коммунистическому Вьетнаму не объявила. И поэтому военнопленные лётчики с точки зрения международного права были просто пиратами или, скорее, террористами, уголовными преступниками, короче говоря. Участь их была чаще всего не завидна. Большинство из тех, кто сумели катапультироваться, и пытался оказать сопротивление вьетнамцам убивались на месте - крестьяне забивали их мотыгами, солдаты прикладами и штыками. Маккейн, наверное знал об этом. Советский ветеран, подполковник в отставке Юрий Трушечкин, сбивший Маккейна рассказал, что Джонни " ...пистолет успел в воздухе отстегнуть, иначе бы его просто застрелили сразу же". То есть изначально настрой будущего "сенатора" был отнюдь не героический.

Впрочем, и тех пилотов, которым посчастливилось пережить задержание, ожидали далеко не радостные перспективы. Сколько было во Вьетнаме «пилотов в пижамах» – пленных американских летчиков – Ханой до сих пор хранит в секрете. Но давно не секрет, что за время той войны было сбито 4200 американских самолетов и около 2000 американских солдат и офицеров пропали в Индокитае без вести. Точнее – 1973. Сейчас таких «неизвестных» осталось около 800. Очевидно, что некоторые из них умерли от травм или болезней в "Ханойском Хилтоне" жуткой тюрьме, где содержали сбитых летчиков, в ужасных условиях, без медицинской помощи.

Впрочем были и исключения. Одно из них - Джонни. Еще раз напомним, что когда МакКейн плюхнулся в центре Ханоя в озеро с подходящим названием Трах-Бах и ему повезло, что толпа горожан не разнесла его в клочья, он не был военнопленным, он был террористом, пытавшимся взорвать ТЭЦ. Многие американцы, попавшие в плен, числились "пропавшими без вести" потому, что вьетнамская сторона не обязана была оповещать весь мир об аресте преступника. Впрочем, с Маккейном все было иначе. Узнав, что они сбили адмиральского сыночка, вьетнамцы поспешили рассказать эту историю. МакКейн в своих мемуарах приводит отрывок из английского "Голоса Вьетнама" от 31 октября 1967 (на 5-й день пленения) и, читая его, видишь, что из пленного Джона за несколько дней уже надоили информации полное ведро. Он рассказал им, что он прибыл на фронт на "Форрестале", но после пожара на авианосце перешёл вместе с десятком других лётчиков на "Орискани", что предыдущий его вылет был бомбёжка Хайфонга, что он женился в 1965 и у него есть 10-месячная дочка. Короче говоря, даже то, что коммунисты опубликовали выходило далеко за пределы уставной информации: имя, ранг, номер, дата рождения. Он сказал даже свой домашний адрес во Флориде, где в это время жила его жена с тремя детьми! В госпитале он дал интервью французскому телевиденью, которое транслировалось по CBS в Штатах.

После шести недель госпиталя МакКейна поместили в образцово-показательный лагерь для пленных "Плантация", который находился на северной окраине Ханоя. Три месяца он был в камере с ещё двумя американцами, которые ухаживали за ним, а когда он смог передвигаться и обслуживать себя самостоятельно, его перевели в одиночку. Из одиночки его водили на допросы в главный корпус. Он пишет, что ему тяжело давалось одиночное заключение.

В его книге "The Faith of My Fathers" на стр.206 (нижний абзац) поразительная проговорка: "I devised other memory games to keep my faculties sound. For days I tried to remember the names of all the pilots in my squadron and our sister squadron." То есть Маккейн пишет, о том, что когда его таскали на допросы, пытали и кололи "сывороткой правды", он на досуге тщательно вспоминал имена пилотов, служащих вместе с ним на авианосце! Для чего? Для укрепления памяти!

Итак, отметим удивительное везение Джонни - попав в плен, он не брошен, как другие его сослуживцы и соотечественники, в грязную, полную крыс и насекомых, камеру "Ханойского Хилтона", а отправлен в лучший военный госпиталь. О его судьбе оповещают СМИ, устраивают ему интервью с французскими журналистами, а потом отправляют не в "Хилтон", а в особый лагерь, где камеры даже были оснащены вентиляторами! А потом даже предлагают досрочно вернуться на родину, от чего Джонни почему-то отказывается. Представитель предвыборного штаба Маккейна Свиндл, видимо не от большого ума сообщил, что "северные вьетнамцы предложили Джону Маккейну освободить его досрочно, но он отказался" и оставался вместе с другими американскими военнопленными "до конца, несмотря на угрозу своей собственной жизни из-за серьезного ранения". Чего это ради такие льготы, для "твердого как гранит отважного пилота"? Не ужели возможности папы-адмирала простирались так далеко?

Все гораздо проще - оказавшись в плену, Маккейн сразу же начал сотрудничать с вьетнамской, а затем и с советской разведкой. Известны даже имена тех, кто работал с Джонни - Евгений Легостаев и Иван Шпорт. Убедившись в его полной управляемости, они санкционировали интервью, в котором будущий сенатор, в то самое время когда его боевые товарищи заживо згнивали в "Хилтоне", рассказывал о гуманности вьетнамцев, и о том, как с ним хорошо обращаются. Впрочем, обращались с ним, действительно прилично. Да и история про пытки - не более, чем "художественный свист". Зачем было его бить, когда он и сам все охотно и старательно рассказывал, вспоминая имена своих сослуживцев.

Начальник лагеря, в котором он сидел, Чан Чонг Дует, рассказывает, что Маккейна не только никто не бил, но что они даже подружились, и часто проводили время в беседах и спорах. На вопрос о рассказах Маккейна об ужастных издевательствах, через которые он прошел, его бывший тюремщик деликатно, но с улыбкой ответил: "Он не раскрыл правду. Но отчасти я могу его понять. Он приукрашивает свое прошлое, чтобы добиться поддержки американских избирателей на президентских выборах".

Отказался от досрочного освобождения не столько он, сколько американская сторона, прежде всего его отец, прекрасно понимающий насколько трудно будет представить этот факт общественности в благоприятном для него и сына ключе. Есть все основания полагать, что ему уже было все известно о поведении сына в плену, впрочем, как и то, что его жизни и здоровью ничего не угрожает.
По возвращении из плена связи отца плюс громкое имя МакКейна сделали из него героя вьетнамской войны. И дальше папа толкал сыночка вверх, но скоропостижно умер от инфаркта в 70 лет. Через неделю после смерти отца, едва только похоронили адмирала со всеми приличествующими почестями, как 44-летнего сынка вышвырнули из флота, правда, с приличной пенсией по инвалидности.

Однако Фортуна была благосклонна к Джонни. К моменту, когда его выкинули из флота, он уже бросил свою первую жену, которая стала инвалидом пока он был в плену, и женился на богатой наследнице пивного барона. Тесть его был ещё в полной силе и взял "героя" под свою опеку. Сначала известный герой вьетнамской войны занимался пиаром пива в самом прямом смысле этого слова - работал в отделе Public Relations в компании тестя. Отношения с публикой интересующейся пивом у Джона складывались хорошо и тестю пришла в голову мысль, что неплохо бы иметь родного человечка в Конгрессе.
И МакКейн стал конгрессменом. А затем зятьку подсобили стать сенатором.

Когда Джонни вернулся из Вьетнама, он согласно существующему порядку был подвергнут подробным допросам, в том числе и на полиграфе. Отец сделал все, чтобы полученным материалам не дали хода, но ликвидировать их даже он не смог.
И одной из первых инициатив сенатора Маккейна стало засекречивание дебрифингов (материалов допроса) бывших военнопленных вьетнамской войны, когда их срок секретности истёк. Под вполне благовидным предлогом, чтобы ненужная публичность не калечила жизни (не пачкала памяти) и без того настрадавшихся людей. Правда, дебрифинги военнопленных корейской войны были рассекречены в срок и обошлось без трагедий.
Обо всех этих превратностях судьбы "друга Джонни" Владимир Путин конечно же прекрасно информирован. Однако, он публично поддержал версию самого Маккейна о "яме". Почему?

Возможно, что Путин, как бывший разведчик, в соответствии с профессиональной этикой, не вскрывает факта сотрудничества сенатора со своими коллегами.

Американские недоброжелатели Маккейна, впрочем, предполагают другие причины. Вполне резонно они спрашивают: если Маккейн боится, чтобы достоянием публики стало то, что он сам рассказал, то что он будет готов сделать, чтобы материалы, находящиеся в Москве не увидели свет?! Явно имея ввиду что Маккейн до сих пор остается на крючке российской разведки, шантажирующей его, и его антироссийская риторика на самом деле часть некоего дьявольски хитрого плана Москвы. И поэтому не в интересах Путина "сливать" "друга Джонни".

При всей солидности и обоснованности обеих версий нельзя исключить и третью. Возможно, что российским премьером двигала простая человеческая брезгливость.

Автор: 
Петр Иванченко
Источник: 
ИА "РосИнфоНет"

Читайте также

22.06.2018 - 09:41

Бойкот чемпионата мира по футболу 2018 года не состоялся, считает Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс

22.06.2018 - 09:35

Продукция советского ВПК потрясает модернизационным ресурсом

22.06.2018 - 09:32

Штаты напоминают неумного и непрофессионального учителя, способного поддерживать свой авторитет только террором и удерживать внимание аудитории с помощью угроз

22.06.2018 - 09:30

Арсенал для «улучшения отношений»: от санкций до войны

22.06.2018 - 09:20

Важнейшим преимуществом кавалерии во время ВОВ была ее высочайшая мобильность, причем даже на труднодоступных ландшафтах

12.06.2018 - 19:25

К чему приводит разрушение психоэкологической ниши?