Вы здесь

Все последние войны Израиля безнадежно проиграны

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Иры Коган под заголовком «Проигранные войны».

Если судить по отчетам государственных контролеров, все последние войны Израиль безнадежно проигрывал. Операция «Несокрушимая скала» не стала исключением, о чем поведал очередной отчет, опубликованный 28 февраля.

«Несокрушимая скала» проводилась с 7 июля по 26 августа 2014 года, и главной ее целью было уничтожение инфраструктуры ХАМАСа, прежде всего подземных тоннелей. Отчет, подготовленный государственным контролером Йосефом Шапиро, содержит резкую критику как политических лидеров, так и армейского командования.

В январе 2017 года черновик отчета был разослан всем заинтересованным лицам и вызвал бурную реакцию. Часть фактов попала в СМИ и стала общественным достоянием вместе с высказываниями политиков и высших офицеров. Главный скандал разразился из-за заявления Нафтали Беннета о том, что многие члены военно-политического кабинета не знали и не хотели знать о существовании тоннелей и возражали против проведения операции. Среди них — начальник генштаба Бени Ганц и тогдашний министр обороны Моше Яалон. Беннет, который настаивал, что именно он первым поднял вопрос о тоннелях и помог таким образом предотвратить мега-теракт, обвинял политических и армейских руководителей в инертном мышлении. В последнее время глава «Еврейского дома» одержал несколько крупных политических побед и, по мнению многих, фактически возглавил правый лагерь. Но амбиции политика явно идут дальше, и он настойчиво, шаг за шагом расчищает себе путь к креслу главы правительства. Неудивительно, что именно Беннета подозревают в «сливе» журналистам информации о заседаниях кабинета. Он же одним из первых потребовал обнародования отчета, который во многом опирается на его версию — ведь страна должна знать своих героев. То, что «герой» ради собственной славы предавал гласности секретную информацию, никого не смущает.

Для Моше Яалона, который готовится вернуться в политику, публикация отчета — чувствительный удар по репутации и потенциальному электорату. Пытаясь защитить свою репутацию, он атакует Беннета, который «занимался политикой на заседаниях военно-политического кабинета». Но, по сути, и по фактам Яалону, очевидно, нечего возразить.
Резкие выводы в отношении армейского руководства в итоговом варианте отчета были смягчены, но все же бывшему начальнику генштаба Бени Ганцу досталось изрядно. Ганц заранее предупредил, что не признает положений отчета. Мол, армия достаточно знала про тоннели и могла захватить Газу, если бы получила такой приказ. Все провалы операции — на совести политиков.

Для Ганца публикация отчета по «Несокрушимой скале» — такое же испытание, как для Яалона. Его популярность как начальника генштаба была очень высока и в будущем он, по-видимому, планировал превратить ее в политический капитал.
Бывший командующий Южным военным округом Йоав Галант тем временем заявил, что и Ганц, и Яалон пытаются переложить на других собственные стратегические ошибки. Галант как член правительства и кабинета безопасности, с одной стороны, защищает честь коалиционного мундира. С другой — между ним и Ганцем старые счеты. Как известно, в 2011 году Йоав Галант ждал назначения на пост начальника Генштаба, но в последний момент это место занял Бени Ганц.
Среди высших офицеров одни поддерживают Ганца и возлагают вину на политическое руководство, другие утверждают, что армия была не готова к операции. Недавно более ста резервистов, солдат и офицеров, принявших участие в операции «Несокрушимая скала», подписали открытое письмо в защиту Бени Ганца.

За армию и ее бывшего начальника генштаба вступались и СМИ, резонно напоминая, что только операция «Несокрушимая скала» смогла прекратить обстрелы из Газы и уже два года мы живем без столкновений с ХАМАСом. Одним словом, еще до публикации отчета страсти были накалены до такой степени, что политологи назвали этот конфликт одной из главных угроз коалиции.

Казалось бы, что мешает нашим политикам честно признаться: да, мы ошибались, мы не могли всего предусмотреть, из всего произошедшего надо сделать выводы на будущее? Возможно, народ не простит ошибок и гибели своих сыновей, и тогда руководителям придется уйти в отставку. Это будет достойный и честный поступок, какой совершила Голда Меир после Войны Судного дня, в которой Израиль победил, но ценой больших потерь. Сейчас войны другие, оценивают их иначе, а главное — изменились лидеры. Одни пытаются любой ценой, оправдываясь и изворачиваясь, удержаться в своем кресле, другие изо всех сил стараются утопить конкурентов. Так они ведут себя сейчас и так они вели себя накануне и во время «Несокрушимой скалы», на заседаниях кабинета безопасности — думая не о безопасности, а о том, как не потерять лицо в глазах своего электората. При таком подходе все наши войны оказываются проигранными. (mignews.com)

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью израильского учёного, востоковеда Мордехая Кедара, в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «Новый лидер старого террора».

Существует принципиальное различие между Исмаилом Хания, завершившим недавно свои обязанности и его преемником. Избрание Яхья Сануара, «идеального воина джихада», в руководство ХАМАСа является недвусмысленным заявлением о намерениях по отношению к Израилю.

Лидер и управляющий сильно отличаются друг от друга. Управляющий — это профессионал, задача которого разумно и логично руководить, обеспечивая возглавляемой им организации возможность функционировать наиболее эффективным образом, иными словами достигать наилучшего результата с наименьшими затратами, это наёмный работник, чьи услуги приобретаются владельцами акций (в коммерческой структуре) или руководством (в правительственной или общественной организации). Управляющий назначается на определённый срок и если он успешен, его постараются оставить в должности. Если же провалится — обязанность руководителей состоит в том, чтобы заменить его другим.

Лидер же, является управляющим в гораздо более широком смысле этого слова. Его задача также состоит в том, чтобы руководить организацией, но при этом, его миссия куда значительнее. Лидер — это символ и образец для подражания, своими действиями он служит примером для своих подчинённых, равно как и для тех, кто смотрит на организацию со стороны. Лидер служит источником вдохновения, внушает надежду, воодушевляет отчаявшихся и поддерживает тех, кто не справился. Его роль включает в себя личностные, эмоциональные и психологические составляющие, куда более многочисленные и гораздо более важные, чем в роли, отводимой управляющему, по большей части, носящей исключительно технический характер.

Организации, работающей в спокойной и мирной обстановке, чьи задачи лежат в экономической, инженерной или технологической сфере, а успехи измеряются финансовой прибылью или определёнными реальными целями (скажем, строительством моста) нужен управляющий. В то же время, структуре действующей в кризисной обстановке, чья миссия находятся в религиозной, идеологической, национальной или общественной плоскости, цели определяются эмоциями, верой, чувствами или импульсами, и которая должна выдержать длительную, изнурительную и связанную с жертвами борьбу, необходим лидер. Точно также, и стране, живущей в мире, нужен управляющий, в то время как стране, пребывающей в состоянии войны необходим лидер.

И в этом, вся суть истории об отстранении Исмаила Хании и его замещении освобождённым из израильского заключения Яхья Сануаром.

ХАМАС между управлением и лидерством

Движение ХАМАС захватило власть в секторе Газа десять лет назад, в июне 2007 года, в ходе жестокого религиозного и идеологического противостояния с ФАТХом и руководством Палестинской автономии.

Захват сопровождался реками крови, когда десятки сотрудников сил безопасности автономии были расстреляны или сброшены с крыш зданий. ХАМАСу удалось основать первое в истории суннитское исламское государство, построенное на революционной идеологии «Братьев мусульман», ставшее, таким образом, примером и образцом для параллельных организаций «Братьев» в Египте, Тунисе, Сирии, Иордании и других странах.

На протяжении всех десяти лет своего существования государство ХАМАСа разрывается между двумя противоположными тенденциями. С одной стороны — это джихадистская идеология, задача которой освобождение всей Палестины от моря до реки, тотальное уничтожение Израиля и создание на его руинах исламского государство со столицей в «Святом аль-Кудсе». С другой — жёсткая необходимость управлять государством, обеспечивать его население пищей, водой, электричеством, горючим, работой, заботиться о его здоровье и об экономическом развитии на благо жителей сектора. Одним словом — жить в состоянии прекращения огня с Израилем.

Два этих подхода выразились в позициях двух различных частей хамасовского руководства. С одной стороны — военного, требовавшего продолжить и даже усилить джихад против Израиля, вложить средства в развитие ракет, в приобретение оружия и разведывательного оборудования, в рытьё диверсионных туннелей и продолжение тренировок боевых частей.
Руководства, готового стрелять по Израилю, всякий раз, когда правительство еврейского государства действовало не так, как хотели того военные главы ХАМАСа. С другой — политического, более зрелого, предпочитающего политические действия, развитие государства Газа, его инфраструктур и служб, укрепления его с экономической, организационной и даже гражданской стороны. Естественно, представители этой части руководства предпочли бы приостановить джихад, (в который они, безусловно, точно также верят всем сердцем и всей душой) до лучших времён в неопределённом будущем.
Исмаил Хания, на протяжении всех десяти лет своего пребывания в должности главы правительства, был связующим звеном между военным и политическим руководством. Он являлся посредником между ними, и был тем, кто сумел найти баланс между боевыми действиями против Израиля и строительством государства, во главе которого стоял. Своими пламенными речами и напускной крикливостью, он умел удовлетворить джихадистский инстинкт, заложенный в самой сути движения ХАМАС, вышедшего из «Братьев мусульман», совмещая его со стремлением видеть в секторе Газы страну со всеми необходимыми атрибутами от электричества, до образования, от полиции, до здравоохранения. Он создал ощущение джихада параллельно соглашениям с Израилем, что вызывало немало критики со стороны фанатиков.
Хания преуспел в своей миссии как управляющий государством, создав его институты и занимаясь каждодневной рутиной. Он создал квази-государство, сумевшее вынудить Израиль кормить и поить себя, обеспечивать горючим и электричеством. Но он также был его лидером в трёх войнах с Израилем (2008−2009, 2012, 2014) и принёс сектору лишь сокрушительные разрушения, страдания и смерть.

В итоге, Хания преуспел, как политик, но провалился как лидер джихада, поскольку не сумел сломить боевой дух израильтян, не смог заставить еврейское государство капитулировать ни в военном, ни в моральном плане и не продвинул цель ХАМАСа — уничтожение Израиля. Хуже того, он блюл прекращение огня, арестовывал и пытал салафитов, выступавших против перемирия. Поэтому, многие как в ХАМАСе, так и за его пределами, посчитали, что Хания служит интересам еврейского государства. Одним словом, Хания преуспел, как управленец, но провалился как лидер джихада. А потому, пришло время, уступить это место кому-то другому, кому-то совершенно другого рода.

Лидер в законе

ХАМАС искал лидера, а не управленца — чтобы был с харизмой и способностью повести за собой массы, чтобы вернул к жизни дух джихада и продемонстрировал личный пример, одним словом, чтобы внушил обществу готовность пойти на жертвы ради высшей цели.

На прошлой неделе им стал Яхья Сануар («Абу Ибрагим»), отбывавший в израильской тюрьме четыре пожизненных заключения и освобождённый в рамках сделки Шалита. С момента своего освобождения, он присоединился к военному руководству движения и получил прозвище «главный враг Израиля в Газе». Важно отметить следующее, сам факт того, что он был заключённым, отбывающим пожизненное наказание, тем более, не одно, а сразу четыре, обеспечило ему статус настоящего лидера, аутентичного и легитимного, пожертвовавшего своей свободой ради «общего блага» и джихада.
Сануар родился в 1962 году в лагере беженцев Хан-Юнис, в семье, жившей до 1948 года в Мадждаль Аскалан, то есть, в Ашкелоне.

Он учился в «образовательных» учреждениях UNRWА в Хан-Юнисе, что лишний раз доказывает (тем, кому ещё нужны доказательства) насколько существование UNRWА (агентства ООН, финансируемого по большей части американскими налогоплательщиками) только увековечивает войну и усиливает террор.

Своё академическое образование он приобрёл в Исламском университете Газы, ещё одном джихадистском институте «Братьев мусульман». Там он проявил себя в качестве ключевого активиста в ряде студенческих организаций.
С 1982 года, когда Израиль ещё контролировал Газу, он несколько раз попадал под административный арест, был обвинён в создании организации «Маджд» («Достоинство»), занимавшейся вопросами безопасности в движении ХАМАС и в итоге был приговорён к четырём пожизненным заключениям (за убийства жителей Газы, заподозренных в сотрудничестве с израильскими властями).

Согласно легендам, ходящим о нём в арабском обществе, он заявил израильским судьям, что предпочтёт смертную казнь тюрьме. В заключении Сануар стал одним из ведущих лидеров ХАМАСа, чьё мнение по разным вопросам было важно для тех, кто оставался на воле. Стремясь ослабить его влияние, управление тюрем, несколько раз переводило его из одного места в другое, определённое время он оставался и в одиночном заключении. Все эти действия, однако, не нанесли ущерба его статусу. Несколько раз он пытался бежать из тюрьмы и в наказание сидел в карцере. Без сомнения, он стал примером для подражания и идеальным «воином джихада».

Его брат, Мохаммед Сануар, является одной из ведущих фигур в военном крыле ХАМАСа. Он был одним из организаторов операции по похищению Шалита, приведшей к освобождению брата. Недавно он был назначен ответственным за южную часть сектора Газа вместо Раада аль-Атара, ликвидированного в ходе операции «Нерушимая скала» в 2014 году.
После того, как Яхья Сануар был освобождён в рамках сделки Шалита, он присоединился к политическому крылу движения, как представитель военного крыла, вместе с Рухи Муштаа — своим товарищем по периоду заключения. Деятельность этих двух боевиков существенно повлияла на политическое руководство движения. В последние годы Сануар добился к себе отношения, как к человеку, сочетающему в себе черты военного лидера, готового пожертвовать собой и, при этом, дальновидного политика.

В ходе операции «Нерушимая скала» он был одним из тех, кто непосредственно влиял на ведение войны и принятие решений, как в её процессе, так и по окончанию. Благодаря своей позиции, своему упорству и влиянию, проявившимся в ходе войны, он был назначен в 2015 году ответственным за израильских пленных, находящихся в руках ХАМАСа, взяв переговоры с Израилем по этому вопросу на себя. Его задача состояла в том, чтобы вымотать Израиль и заставить его лидеров приползти с предложениями об уступках вроде освобождения террористов с кровью на руках за части тел погибших солдат Адара Гольдина и Орена Шауля и живых пленников Аверу Менгисту и ещё одного, чьё имя не называется.
Общественный вес Яхья Сануара, как среди военного, так и среди политического руководства ХАМАСа, позволил ему начать расследование действий боевиков ХАМАСа в ходе «Нерушимой скалы», и он без колебаний, наказывал тех, кого считал виновными. Недавно был казнён активист ХАМАСа Мухаммад аль-Шативи, обвинённый в финансовой и административной коррупции. По мнению его семьи, именно Яхья Сануар принял решение о смертной казни.

Сануар держится вдали от СМИ, в том числе и по соображениям безопасности, что также способствует формированию имиджа харизматичного лидера, не ищущего для себя рекламы, микрофонов и света прожекторов.

Благодаря своей деятельности с момента освобождения он заслужил в ХАМАСе поддержку, как со стороны, военного, так и политического руководства. Поэтому его избрание вместо Хании стало более чем естественным. Важно также отметить, что заместителем Яхья Сануара был выбран Халиль аль-Хия, известный лидер военного крыла ХАМАСа, которого Израиль несколько раз пытался ликвидировать.

Возвращаясь на путь джихада

Избрание Яхья Сануара и Халиля аль-Хия указывает на желание движения ХАМАС вернуться к открытому джихаду с Израилем и возможно даже усилить его, параллельно с сохранением независимости государства в Газе и отдалением его от движения ФАТХ и от ООП.

ХАМАС рассчитывает усилить джихад, идею исламской войны, принятую в седьмом веке, против Израиля из сектора Газы, одновременно активизируя свои усилия, захватить всю ту территорию Иудеи и Самарии, которую Израиль передаст будущему палестинскому государству. Плацдармы в секторе Газа, с запада от Израиля и в Иудее и Самарии с востока от него, позволят ХАМАСу взять еврейское государство в клещи, забрасывая сионистов ракетами с обеих сторон.
В дополнение к военным приготовлениям ХАМАС продолжает поддерживать и поощрять также и остальные виды джихада — экономический, информационный, политический, общественный и академический, задача которых, дискредитируя еврейское государство, подорвать его международный авторитет. Заставив народы мира отстраниться от Израиля, подвергнуть его бойкоту и лишить с помощью движения BDS инвестиций. С помощью средств, получаемых от друзей из Катара, прикупить политиков, представителей СМИ и научных кругов, и таким образом, убедить страны мира не переводить свои посольства в Иерусалим, параллельно, продвигая решения в международных организациях, утверждающие, будто бы Иерусалим не принадлежит Израилю.

Все это требуется, чтобы превратить Израиль в лёгкую добычу для военного джихада, который позволит окончательно уничтожить еврейское государство, под мудрым руководством Яхья Сануара и Халиля аль-Хия.
Теперь, однако, когда, истинное лицо ХАМАСа вновь открылось всем напоказ, задача Израиля, если он желает продолжить своё существование, бросить вызов новому руководству ХАМАСа, любыми способами, которые сумеют убедить их, равно, как и тех, кто придёт за ними, отказаться от своих грёз по поводу уничтожения Израиля. Это, отнюдь, не лёгкая задача, но достижимая с помощью хорошей разведки, точных вооружений и жёстких решений лидеров Израиля, думающих о будущем.
На Ближнем Востоке, мир достаётся лишь тем, кого невозможно победить, и кто способен убедить своих врагов в том, что лучше оставить его в покое. ХАМАС хорошо знаком с этими правилами игры. Вопрос, который остаётся пока открытым, осознаёт ли израильское общество, тот факт, что на Ближнем Востоке нельзя выжить, играя по правилам, принятым в других регионах мира с другими культурными традициями. (evreimir.com)

Источник: 
eadaily.com

Читайте также

21.10.2017 - 01:01

Земли Юго-Западной Руси наши враги стремятся сделать брешью в славянско-православной цитадели

17.10.2017 - 13:05

Лидером российского вторичного рынка остается отечественная марка Lada.

17.10.2017 - 12:56

Принято считать, что стресс — явление нежелательное и весьма опасное

17.10.2017 - 12:49

В австрийском Тироле состоялся референдум по вопросу проведения в Инсбруке Олимпийских игр 2026 года

17.10.2017 - 12:45

Казаки Таманского отдела Кубанского казачьего войска выступили с категорическими возражениями против проката скандального фильма Алексея Учителя «Матильда»

10.10.2017 - 21:43

Стрелок из Лас-Вегаса - идол либеральных экстремистов США