Вы здесь

О роли старообрядцев в русских революциях: мнение

При войнах, революциях религиозный фактор играет исключительную роль, потому что религиозная мотивация пронизывает самые глубины души человеческой. И чем пристрастнее ее последователи в своих убеждениях, тем кровавее последствия. Революции в России 1905 и 1917 года не стали исключением. Какое же имеют отношение к революциям в России православные старообрядцы? Не громко ли сказано?

Первые мои знакомства со старообрядцами и с их святынями произвели на меня положительные, неизгладимые впечатления: набожность, строгость, аскетизм, многочасовые богослужения, смиренные поклоны, притягательная старина, трудолюбие, скрупулезность, аккуратность, некая мистичность. Надеюсь, что к большинству современных старообрядцев всё это и относится. Но каково было положение старообрядцев в период 1905 — 1917 годов, и в чем выражалось их участие в революциях?
Современные старообрядческие епископы

Оказывается, участие было самое что ни на есть прямое. О старообрядцах, о единоверцах — тех, которые присоединились к Русской Православной Церкви, — речь в статье идти не будет.

В дореволюционной России наиболее богатыми и предприимчивыми людьми являлись старообрядцы. Будучи притесняемыми и гонимыми властями несколько столетий, имея крепкий общинный уклад, высокую нравственность и аскетизм, они создали свою, внутреннюю финансовую религиозно-коллективную империю. Оптимальным инструментом, позволяющим им максимально концентрировать как экономические, так и духовные ресурсы, стала знаменитая русская община; общинно-коллективистские (а не частнособственнические) отношения служили тем фундаментом, на котором строилась социальная жизнь старообрядцев.
Старообрядчество — религия купечества

На рубеже XX века в России существовали только три финансово состоятельные группы людей: старообрядцы (купцы и промышленники), иностранные бизнесмены и дворяне-помещики. Вдумайтесь, на долю старообрядцев приходилось более 60% всех частных капиталов Империи! А это значит, что финансово они влияли на всю экономику и политическую палитру страны. При этом численность самих старообрядцев всех существующих на то время толков, по разным подсчетам, составляла не более 2% от общего числа населения и 10−15% от численности русских в Империи.

Старообрядцы не являлись монолитным религиозным образованием, они делились на две группы: «поповцев» и «беспоповцев». Уже сами эти названия говорят о существовании или отсутствии в этих группах духовенства. Кроме того, внутри групп также происходили разделения и создавались различные толки, которые переплетались с разными сектами. За прошедшие века таких толков, с ужасными извращениями Евангельских истин, возникло не менее семидесяти.

Вероучение и отношение к обрядам внутри групп нередко были даже взаимоисключающие. Но всех староверов объединяла, на уровне вероучения и культа, лютая ненависть к Российской Православной Церкви и к властям, в частности, к дому Романовых, как к правителям антихриста. Для этой ненависти имелись объективные исторические причины — гонения за веру, социальное угнетение, запрет на проповедь и распространение своей религии. Под надуманными предлогами старообрядцев наказывали и отбирали у них имущество, отправляли в ссылку, закрывали и разрушали их храмы. Браки им разрешалось регистрировать (венчаться) только в храмах РПЦ, а это означало принудительное склонение в «веру антихриста».

Хозяйственно-управленческой модели, сформированной расколом, был брошен вызов в 50-е годы ХIХ века. Главный удар оказался направлен на купечество. Отныне попасть в купеческие гильдии могли только те, кто принадлежал к Синодальной Церкви (РПЦ) или единоверию; все русские купцы обязывались предоставить свидетельства об этом от православных священнослужителей. В случае отказа предприниматели переводились на временное гильдейское право сроком на один год. В результате всё староверческое купечество оказалось перед жёстким выбором: лишиться всего или поменять веру. Была альтернатива — вступить в единоверчество, сохраняя при этом старые обряды; большинство склонялось к последнему варианту.

В России тогда происходили старообрядческие бунты, которые позднее, во времена СССР, представляли как проявление классовой борьбы, умалчивая об их религиозной мотивации.

Лютой ненавистью ненавидели старообрядцы Петра Столыпина за его реформаторскую деятельность, поэтому радовались его убийству. При всей успешности его реформ, новые цивилизационные вызовы урбанизации, такие как, например, переселение крестьян в Сибирь, разрушали устоявшийся общинный уклад старообрядцев. Кроме того, крестьяне-переселенцы составляли конкуренцию предприятиям и банкам старообрядцев тем, что из государственной казны им выплачивали ссуды и подъемные, выделяли бесплатные земельные участки и они успешно развивали свое хозяйство.

П.А. Столыпин держал на личном контроле вопрос о переводе старообрядцев — раскольников в единоверчество и достиг в этом успеха: подавляющая часть казаков — старообрядцев перешли в РПЦ или единоверие.
Убийство П.А. Столыпина

Но вот пришла долгожданная свобода — были приняты действенные меры «к устранению стеснений в области религии»: своим Указом от 17 апреля 1905 г. «Об укреплении начал веротерпимости» Государь император Николай II уравнял права старообрядцев и православных христиан. С тех пор они перестали называться раскольниками. Это была вспышка процветания и развития старообрядцев вплоть до конца 20-х годов.

Организация революции 1905 года

В августе 1905 года в Нижнем Новгороде прошло закрытое «частное собрание старообрядцев», которое постановило, что дарованные старообрядцам свободы могут быть у них отняты. Было решено продолжить борьбу до появления в Государственной думе фракции старообрядцев с решающим голосом. Миллионер Владимир Рябушинский предложил создать для этого систему «разъездных пропагандистов».
Владимир Павлович Рябушинский

Более 120 человек, финансируемые старообрядцами, разъехались по всем уголкам Российской империи с призывами к революции и социальной справедливости. Их главным лозунгом было: «Наступила свобода! Можно силой забирать землю у помещиков». В то же время, призывов об экспроприации фабрик и заводов, на 60% принадлежащих старообрядцам, конечно же, не звучало. Это объяснялось тем, что ими двигало вовсе не желание бороться за социальную справедливость, а то, что помещики являлись для них конкурентами. Имела значение и религиозная мотивация: ведь помещики и представители власти были православными, то есть, в глазах старообрядцев, еретиками — никонианами, новообрядцами — «слугами антихриста».

Почва для революции 1905 года подготавливалась старообрядцами давно. Так, в 1897 году в Замоскворечье ими были основаны «Пречистенские курсы», на которых всем желающим читали лекции о социализме и марксизме. К 1905 году на курсах обучалось уже 1500 человек. Естественно, эти профессиональные революционеры-агитаторы по вероисповеданию были раскольники — старообрядцы разного толка, недовольные «властью антихристовой». На курсах могло бы учиться и больше народа, но не позволяли размеры помещения. Впрочем, это оказалось делом поправимым. Знаменитый клан старообрядцев Морозовых внес 85 тысяч рублей на строительство трехэтажной марксистской школы, землю под которую выделила Городская дума в лице ее руководителя старообрядца Гучкова. На деньги того же старообрядца Саввы Морозова революционерами в 1905 году закупалось оружие.
Савва Морозов

Казалось бы, налицо противоречие: как глубоко верующие люди могли помогать противникам любой религии? Но на самом деле никакого противоречия не было! Старообрядцы боролись не с частной собственностью, а лишь с антихристовой, с их точки зрения, властью, используя марксистов в своих целях, тем самым взращивая зверя, который их же самих и пожрал.

Революция — дело доходное!

По стране прокатилась череда забастовок и бунтов. В качестве классического примера можно привести легендарный Ленский расстрел. Компанией «Лензолото» до начала беспорядков владели англичане, купцы-старообрядцы и барон Альфред Гинцбург. Акциями предприятия торговали на Лондонской, Парижской и Московской биржах. Протесты, начавшиеся после продажи в фабричном магазине гнилого мяса, закончились, как водится, народным бунтом. Затем последовали расстрел рабочих солдатами, массированная кампания в прессе, а также ряд гневных докладов в Думе, инициированные все теми же старообрядцами. Англичане были вынуждены уйти, акции же за копейки скупил старообрядец-миллионер Захарий Жданов, один из бывших владельцев «Лензолота», удачно продавший свой пакет акций незадолго до начала беспорядков. На сделке он выиграл 1,5 млн золотых рублей. Аналогичные, можно сказать рейдерские, захваты, проводимые с благой целью — лишить иностранцев права владения активами в Российской империи, — проходили повсеместно.

Февральская революция завершила дело, начатое в 1905 году: старообрядцы получили всю полноту власти. Более половины из 25 наиболее влиятельных купеческих родов Москвы были староверами: Авксентьевы, Бурышкины, Гучковы, Коноваловы, Морозовы, Прохоровы, Рябушинские, Солдатенковы, Третьяковы, Хлудовы. Власть в городе принадлежала старообрядцам. Они были гласными Московской городской думы, членами общественных комитетов, главенствовали на Московской бирже. Руководство крупнейшими оппозиционными буржуазными партиями — кадетов, октябристов и прогрессистов — осуществлялось все теми же людьми. Н.Д. Авксентьев, А.И. Гучков, А.И. Коновалов, С.Н. Третьяков заправляли и во Временном правительстве.

Старообрядческий социализм

Уже к началу XX века старообрядцы ввели на своих предприятиях высокие социальные стандарты: 9-часовой рабочий день, бесплатные общежития для рабочих, медицинские кабинеты, ясли-сад для детей, библиотеки. Для постройки собственных каменных домов выдавались беспроцентные ссуды. Собственная бесплатная больница была оборудована операционной, амбулаторией, аптекой и родильным домом. Имелись санаторий и богадельня для престарелых. Для молодежи существовали профтехучилища. Также назначалась пенсия в размере 25−50% от средней заработной платы. Так что высокие социальные стандарты в СССР были изобретением не коммунистов, а старообрядцев.

Неудивительно, что рабочие предприятий, которыми владели старообрядцы, во всем поддерживали своих хозяев. Во время баррикад, стачек, забастовок рабочим все равно оплачивали рабочий день. Баррикады во время революции 1905 года в Москве располагались по принадлежности к предприятиям старообрядцев. Баррикады Сокольнического и Рогожско-Симоновского районов находились в зоне влияния Преображенской и Рогожской старообрядческих общин. Крупные силы на революционную борьбу отрядили фабрика старообрядца Мамонтова и мебельная фабрика старообрядца Шмита. На Бутырском Валу стояли представители Рахмановской старообрядческой общины.

Купеческая элита решительно распрощалась со славянофильскими идеями о возможности развития на монархической основе. Купечество обратилось к радикальным элементам, которые концентрировались в кружках социал-демократов и социал-революционеров. Именно из такого кружка происходил Дмитрий Богров — убийца Столыпина.

Пособничество террористам

Начиная с 1905 года, по стране прокатилась волна убийств чиновников, губернаторов, глав городов. Революционеры делали свое дело — расшатывали страну. Профессиональные революционеры и террористы были приняты на работу на предприятия промышленников-старообрядцев. В цехах их видели редко, а вот зарплату они получали исправно. Зарплата революционеров-слесарей колебалась от 80 до 150 рублей (достаточно крупные по тем временам деньги). Тех рабочих, кто возмущался, объявляли агентами полиции, прихвостнями царизма и увольняли, ведь предприятия были частными. Исторические факты подтверждают, что в 1905 году старообрядцы и их капитал принимали в революции самое активное участие.

Временное правительство и большевики

Приход Временного правительства и отречение Царя с неистовым восторгом встретили все старообрядцы разного толка, особенно «древлеправославные поповцы». Старообрядцы Егорьевска на своем собрании 17 апреля 1917 года приняли резолюцию, где отмечали, что «душевно радуются свержению мучительного гнета деспотической власти безответственного правительства, чуждого русскому духу — гнета, сковывавшего развитие духовных и материальных сил страны; радуются также и всем возвещенным свободам: слова, печати, личности».

В апреле 1917 года состоялся внеочередной съезд старообрядцев Белокриницкой иерархии. В его резолюции говорилось: «Полное отделение Церкви от государства и свобода религиозных групп, находящихся в России, послужат только ко благу, величию и процветанию свободной России».

Временное правительство объявило о намерении снять все ограничения с деятельности религиозных объединений. 14 июля 1917 года появилось соответствующее постановление «О свободе совести». Оно вызвало большую радость во всех старообрядческих согласиях; собрания общин и епархий выразили Временному правительству свою поддержку.

Осенью 1917 года Временное правительство пало, к власти пришли большевики, которые разогнали Учредительное собрание и установили диктатуру пролетариата. Слово «большевик» очень нравилось старообрядцам. В общинном укладе старообрядцев существовала должность-положение «большак», что означало старший в семье, в доме, в сельской и в церковной общинах. Большаки решали важные общинные вопросы. Особенно большаки почитались у беспоповцев, у которых они играли роль религиозных лидеров, вместо священников.

Сейчас старообрядцы не хотят признавать свою ошибку — сознательное участие в кровавой революции, но именно на приход большевиков они возлагали свою надежду о новой эре Христа после правления «власти антихристовой».

Если посмотреть статистические данные о том, где в средней полосе России максимально поддержали большевиков, то это оказываются Владимирская (куда входил и г. Иваново), Костромская и Нижегородская губернии — края, в которых весьма густо селились как поповцы, так и беспоповцы разного толка.

Портреты немецких вождей большевиков вызывали у старообрядцев доверие — ведь у них были большие бороды! Для староверов это было важным. Красный цвет знамени ассоциировался с Красной Пасхой, и они вполне серьезно писали на революционных плакатах: «Коммунистическая Пасха».

Большую часть старообрядцев России составляли беспоповские толки. Беспоповцы пользовались в народе нравственным авторитетом. Пролетарские низы к концу XIX века приблизительно на 80% составляли старообрядцы-беспоповцы: возникавшие фабрики и заводы вбирали потоки староверов из Центра, с Поволжья и Урала, из северных районов. Каналы староверческих согласий (землячеств) выступали в роли своеобразных «кадровых служб». После революции 1917 года именно из среды этих «сознательных рабочих» происходило рекрутирование новых народных партийных кадров, «ленинский призыв», «второе завоевание души рабочего класса» и т. д. Именно беспоповцы составили основу первого советского поколения управленцев, партработников и комиссаров.

Советская власть приглашала вернуться в страну всех, кто бежал от прежнего режима: «Рабоче-крестьянская революция сделала свое дело. Все те, кто боролся со старым миром, кто страдал от его тягот, сектанты и старообрядцы в их числе, — все должны быть участниками в творчестве новых форм жизни. И мы говорим сектантам и старообрядцам, где бы они ни жили на всей земле: добро пожаловать!».

В 1921 году старообрядцы подписали с Советской властью «Акт о лояльности». Характерным примером взаимодействия старообрядцев и революционеров может послужить судьба знаменитого большевика Владимира Бонч-Бруевича, ближайшего помощника и секретаря Владимира Ленина. В конце 1890-х годов миллионер-старообрядец П.К. Прянишников помог Бонч-Бруевичу перебраться на Запад под псевдонимом «Дядя Том». Одной из задач революционного агента стала переправка духоборов и молокан из России в Англию и США. В 1904 году неутомимый Дядя Том начал издавать за рубежом ряд журналов и периодическое издание «Рассвет», в котором выступал под псевдонимом «Старообрядец Семен Гвоздь». Самое интересное, что сразу же после революции 1917 года Бонч-Бруевич также помогал вернуться на родину многим сектантам, которым до этого помог покинуть пределы России.

«Старообрядческий» красный террор

Но как все же могло так произойти, что у глубоко верующих людей, аскетов, ревнителей старины, желавших справедливости и правды, возникла такая ненависть, выразившаяся в человекоубийстве, разрушении и взрывах православных (не старообрядческих) храмов, сожжении икон, расстреле духовенства, доносах?

Весь комплекс антирелигиозных мер был заимствован старообрядцами, вошедшими в состав Советской власти, у Синода Русской Православной Церкви, занимавшегося как раз борьбой с раскольниками, которая выражалась в разрушениях их храмов, лишении юридических прав и прав регистрации браков, доносы и казнях, ссылках, в том числе и на каторгу, и т. д. Но, кроме чувства мести, ими двигали еще и религиозные мотивы.

Все поповцы и беспоповцы считали официальную государственную Церковь лишенной благодати и служкой антихриста, так же, как и правящую Царскую династию. Поэтому ненависть к ним была на уровне вероучительных истин. Кратко коснусь некоторых из них.

Беспоповцы — это старообрядцы, отвергшие священников нового поставления, после реформ патриарха Никона. Они решили, что от последователей Никона нельзя принимать не только священства, но и крещения, поэтому всех приходящих к ним из новообрядческой церкви крестили заново. Таинства крещения и покаяния стали совершать простые миряне; проводили они и все церковные службы, кроме литургии. С течением времени у беспоповцев образовался особый чин наставников — миряне, избранные обществом для исполнения духовных служб и дел.

Древлеправославная поморская церковь — это течение беспоповцев. В ней Таинства крещения и исповеди также совершаются мирянами — духовными наставниками.

Аароновцы не признавали венчание, совершенное в православной церкви, требуя в этом случае развода или нового брака. Как и многие другие раскольники, они чурались паспортов, считая их «печатями антихриста».

Федосеевцы были убеждены в исторической испорченности Российского государства. Они верили, что наступило царство антихриста, отрицали моление за Царя на имя. Впоследствии учение федосеевцев восприняли поморцы. Во время Великой Отечественной войны федосеевцы проявили себя злостными коллаборационистами, сотрудничавшими с гитлеровской Германией.

Неплательщики отвергали богослужения, таинства и почитание святых. Они не совершали крестного знамения, не носили креста, не признавали постов. Молитвы им заменяли религиозные домашние беседы и чтения.

«Бегунами» называли тех, кто отвергал новое крещение, считал, что необходимо порвать все связи с обществом, уклониться от всех гражданских повинностей.

Самокрещенцы-старообрядцы крестили себя сами, без священников.

Средники, в отличие от других самокрещенцев, не признавали дни недели. По их мнению, когда во время Петра I перенесли празднование Нового года с 1 сентября на 1 января, придворные ошиблись на 8 лет и передвинули дни недели. Таким образом, для них среда — это бывшее воскресенье.

Рябиновцы отказались молиться на иконы, где присутствовал кто-либо еще, кроме изображаемого образа. Они стали вырезать для молений восьмиконечные кресты из рябинового дерева без изображений и надписей. Кроме того, рябиновцы не признавали церковных таинств.

Дырники (они же дыромоляи, щельники, окнопоклонники) не почитали икон, молясь на отверстия в стенах домов, сделанные строго на восток.

Пастухово согласие: его последователи осуждали пользование паспорта и денег с изображением императорского герба, которое они считали печатью антихриста. Новых сторонников своего учения перекрещивали.

Нетовское согласие (спасовцы): главная идея этого учения заключается в том, что в мире воцарился антихрист, благодать взята на небо, Церкви больше нет, таинства истреблены. Спасовцы произошли от стригольников, которые отвергали церковную иерархию. Последователи этого согласия делятся на староспасовцев и новоспасовцев, которые, в свою очередь, разделились на малоначальных и большеначальных.

Аристовский толк: создан санкт-петербургским купцом Аристовым, который считал, что всякие отношения со светской властью, как, по его мнению, еретичествующей и служащей антихристу, незаконны. Вследствие этого истинный христианин должен избегать распоряжений власти и не относиться к ней ни в каком случае.

Некрещеные старообрядцы — самое радикальное направление старообрядчества, созданное в Васильсурском и Макарьевском уездах Нижегородской губернии. Его последователи дошли до того, что отрицали возможность осуществления таинства крещения даже мирянином (то есть беспоповским чином), поэтому представители этого согласия оставались вовсе без крещения, заменив его надеванием на новорожденного креста при чтении 50-го псалма.

Неокружники (противоокружники, раздорники) — часть приверженцев белокриницкого согласия (поповцев), не принявшая «Окружное послание Российских архипастырей Белокриницкой иерархии» 1862 года. Наибольшее возмущение у радикально настроенных членов белокриницкого согласия вызвали утверждения «Окружного послания» о том, что «господствующая ныне в России Церковь, равно и Греческая, верует не во иного Бога, но во единого с нами», что под именем «Иисус» Русская церковь исповедует того же «Исуса» и поэтому называющий «Иисуса» иным Богом, антихристом и т. п. есть богохульник. Противоокружники, напротив, утверждали, что в Русской и Греческой церквях царствует антихрист. Они настаивали на восьмиконечной форме креста и написании имени «Исус» на том основании, что Иисус Христос был рождён восемью годами позже Исуса. По своей сути, это было крайнее проявление беспоповского учения, проникшего в среду старообрядцев-поповцев, против которого и было направлено «Окружное послание».

Итак, подведя итог вероучительных истин старообрядцев разных толков, можно прийти к выводу, что они были убеждены: ради воцарения эры свободы — эры Христа доносить на священников — еретиков никониан, расстреливать их, взрывать православные храмы и жечь иконы — святое и богоугодное дело, а не грех. И, чем больше будет уничтожено слуг антихриста, чем будет больше уничтожено-низвергнуто «печати антихриста» (царской символики), тем лучше!

Хочу оговориться, что, конечно, не все старообрядцы приняли большевистскую власть, но таких было меньшинство, это были, в основном, казаки-старообрядцы Сибири, Урала, Дальнего Востока, Дона, Терека. Для них именно власть большевиков и была властью антихриста.

Льготы от Советской власти и дальнейшая судьба старообрядцев

За активное участие в деле революции старообрядцы имели некоторые временные льготы. Если красный террор сразу коснулся Русской Православной Церкви, начались расстрелы и разрушения ее храмов, то старообрядцы еще до конца 1920-х годов могли свободно открывать и строить свои храмы, иметь свои печатные издания. Но «медовый месяц» длился не долго, они также были уничтожены, как и РПЦ, хотя некоторые успели уехать. Миллионерам старообрядцам, которые были посмекалистей, советская власть разрешила вывести свои капиталы за рубеж.

В высшем руководстве СССР было много старообрядцев (по своему происхождению). Есть убедительные свидетельства того, что к ним относились Калинин, Ворошилов, Ногин, Шверник (настоящая фамилия — Шверников), Москвин, Ежов, Косарев, Постышев, Евдокимов, Зверев, Маленков, Булганин, Устинов, Суслов, Первухин, Громыко, Патоличев и многие другие. Немало героев Великой Отечественной войны также были из старообрядцев.

Пройдя через братоубийство, природа человека становится другой; вот и у многих староверов не осталось ничего от веры в Бога, одна только идеология. Бывшие старообрядцы стали строить советского человека, советское общество, советскую страну. Но при этом знаменитый советский ученый и фантаст, по происхождению старообрядец, Иван Ефремов описал в «Туманности Андромеды», «Часе быка» идеал высоконравственного советского человека. Эти идеальные представления, конечно же, черпались из христианства.

Отмечу, что Ватикан был прекрасно осведомлен о религиозной ситуации в России, у них были попытки на почве общей ненависти к РПЦ и дому Романовых заключить дружбу-унию со старообрядцами. Но, для старообрядцев иметь дело с бритобородыми еретиками это нонсенс. Но, тем не менее, римские папы выражали свою несказанную радость в связи братоубийственной революции, говорили: «железная метла Бога руками безбожников выметала православие из России для католической миссии в будущем».

В заключение — несколько личных соображений. Да, старообрядчество стремилось сохранить древнюю правдивую веру, древнее благочестие (аналогичные постулаты были у фарисеев, и в этом стремлении нет ничего плохого), но превратилось в те же самые фарисейство и законничество, которые и распяли Христа. По сути, старообрядцы волей или неволей стали соучастниками убийства России, стали ее палачами. Религиозные манипуляции как раз и были использованы в гражданской братоубийственной войне, и сами они оказались заложниками и жертвами этих манипуляций.

Сейчас нужно все же набраться смелости, нравственных сил, духовного мужества признать свои ошибки и просить прощения у Бога и России за свои преступления. Единственная возможность преодоления раскола для старообрядцев — это покаяние, возвращение в лоно Церкви Христовой. Такая форма, в виде единоверчества, весьма успешно существует, начиная с 1800 года.

Напомню, что Поместный собор Русской Православной Церкви Московского патриархата в 1971 году признал старые обряды равноблагодатными и снял те клятвы, которые были наложены на них. Но это было совершено де-юре, а де-факто с самого начала нашей господствующей Церкви она признавала святость древних обрядов. В 2000 году Синод РЗПЦ принес покаяние перед старообрядцами за причиненные им гонения.

Автор: 
Протоиерей Олег Трофимов, доктор богословия, магистр религиоведения и философских наук
Источник: 
ЕАdaily

Читайте также

16.08.2017 - 20:32

В Казахстане настоятеля прихода храма Рождества Пресвятой Богородицы Владимира (Воронцова) привлекают к административной ответственности за то, что он вместе с детьми из воскресной школы и несколькими родителями проводил «молитвенные собрания в горах»

16.08.2017 - 20:23

Польша буквально заставляла Гитлера напасть на нее

16.08.2017 - 20:21

О сверхзадаче США по сохранению наркотрафика из Афганистана

26.07.2017 - 14:21

Каждый третий гражданин Украины хотел бы навсегда покинуть страну, если представится возможность

26.07.2017 - 13:31

Боевики СДС заявили о том, что батальона боевых педерастов в их рядах нет

14.07.2017 - 11:48

Как сообщает ИноТВ , военнослужащие ВСУ после возвращения из зоны вооруженного конфликта всё чаще становятся фигурантами криминальных сводок